«Аль Итихад аль Исламия»

.

С 1991 года, после падения режима Мохаммеда Сиада Барре, Сомалийское государство не существует как единое целое. На короткий период большая часть страны фактически оказалась под контролем Союза исламских судов (СИС). Вашингтон увидел в этом прямую опасность возникновения в Африке исламского халифата по типу государства талибов. Поэтому США поддержали вторжение эфиопских войск, которые после разгрома «судейских» отрядов, остались в Сомали для поддержки Переходного федерального правительства страны.


Аналогия Союза исламских судов с «Талибаном», хотя на первый взгляд и очевидна, однако слишком поверхностна. В основе традиционного сомалийского общества лежит клановая система, которая чрезвычайно сложна и запутана. Клановые союзы состоят из кланов, которые дробятся на подкланы и так далее вплоть до отдельных семей. Вражда, уходящая корнями в древние времена борьбы за источники воды и пастбища, — одна из главных характеристик межклановых взаимоотношений. Местная пословица гласит: «Я и Сомали против всего мира, я и мой клан против Сомали, я и моя семья против клана, я и мой брат против семьи, я против моего брата». Исламистский фактор в бесконечной сомалийской войне играет, конечно, значительную, но не определяющую роль.
Диктатор Сиад Барре (марехан/дарод) хоть и боролся с трайбализмом, но опирался все-таки на кланы, входящие в его клановый союз дарод. После его свержения все политические движения сражались за власть в интересах какого-либо клана. Нынешнее правительство ничего не контролирует, хоть опирается на поддержку эфиопских войск. Страна — мозаика из самоуправляемых племенных анклавов. Северные кланы просто отделились, создав де-факто два государства — Сомалиленд и Пунтленд.
Несмотря на обилие в Сомали разного рода религиозных групп, самым заметным фундаменталистским движением в истории гражданской войны стало «Аль Итихад аль Исламия» (АИАИ). Оно появилось в период правления Сиада Барре между 1982 и 1984 годом после слияния двух религиозных организаций «Аль Джама аль Исламия» и «Аль Итихад»{254}. Вот как характеризовал основные задачи АИАИ один из его членов: «Аль Итихад предлагал альтернативу демократии, коммунизму и конституциям, сотворенным человеком. Коран и сунны как основу для применения во всех политических, социальных и других аспектах»{255}. Фундаменталистский характер движения не нашел достаточного количества сторонников среди сомалийцев, с другими религиозными обществами и группами АИАИ в конце 1980-х вступило в конфронтацию.
До конца 1990 года АИАИ оставалось просветительской организацией, но после падения Сиада Барре ситуация изменилась. Ее членами стали несколько сомалийских ветеранов афганской войны. Группа начала призывать к вооруженному джихаду, с целью создания в Сомали исламского государства.
Гражданская война, начавшаяся как восстание против режима Сиада Барре, быстро переросла в межклановую резню. Главная победившая группировка — Объединенный сомалийский конгресс (ОСК) представляла клановый союз хавийя. Его боевики в Могадишо развернули репрессии против кланов дарод, так как именно представители этих кланов составляли «ближний круг» Сиада Барре.
В АИАИ же большинство составляли представители клана маджертин/дарод, и потому им пришлось оставить Могадишо и отступить в южном направлении. В 60 км от порта Кисмайо, в районе стратегического моста Арар в апреле 1991 года произошел бой между милицией «Аль Итихад» и войсками ОСК под командованием генерала Мохаммеда Фараха Айдида.
Эта битва стала поворотным моментом в истории движения. Перед сражением генерала Айдид прислал в лагерь АИАИ парламентеров во главе со своим первым заместителем полковником Хасаном Дахиром Авейсом с предложением к исламистам отступить. В руководстве АИАИ на этот счет не было единого мнения. Но в ходе переговоров полковник Авейс неожиданно решил перейти на сторону АИАИ, отправив остальную делегацию назад. Это воодушевило бойцов АИАИ на сопротивление. И хотя в последовавшем сражении они все же были разгромлены Айдидом, для военного крыла АИАИ приход полковника Авейса стал крупной политической победой. С его приходом большинство членов организации решили выбрать путь вооруженного джихада, а сам полковник Авейс стал бессменным военным лидером АИАИ.
После разгрома на мосту Арар большая часть членов АИАИ осела на территории Пунтленда, которую контролирует Демократический фронт спасения Сомали, представляющий интересы клана маджертин/дарод. Здесь они впервые попытались создать исламский эмират. Конец этому начинанию положил лидер ДФСС Абдуллахи Юсуф Ахмед — непримиримый враг исламистов и нынешний президент Сомали.
В течение лета 1992 года шли ожесточенные бои. В итоге разгромленные исламисты ушли в район небольшого порта Лас Корей на спорной территории между Пунтлендом и Сомалилендом, но и там не смогли закрепиться. Наиболее стойкие сторонники джихада отправились на юг, к эфиопской границе, и обосновались в регионе Гедо, где еще раз попытались воплотить свою мечту в жизнь.
Здесь «Аль Итихад аль Исламия» сумело создать исламскую администрацию, которая в течение четырех лет демонстрировала остальному югу Сомали пример безопасной, но жестко управляемой территории. Наказания за преступления проводились публично, в том числе ампутации рук. Употребление местного легкого наркотика кат было запрещено, как и выращивание табака. Женщины были обязаны носить чадру. Полицию заменила исламская милиция. В школах преподавание велось на арабском языке{256}. Шариатский суд заменил действие традиционного закона хеер (на сомали значит договор). Однако такой радикальный шаг не усилил, а, напротив, более всего ослабил позиции исламистов. Хеер определяет внутренний уклад сомалийского общества. Он определяет статус совета старейшин клана, правила обсуждения важных вопросов, в которых участвует все взрослые мужчины клана или общины, взаимоотношения с соседями, например, все условия и размеры компенсации, связанные с кровной местью. Официальные законы и религия для большинства сомалийцев менее важны, чем хеер.
Жесткая позиция АИАИ отталкивала сомалийцев. Поэтому организация не нашла достаточного количества сторонников в борьбе за влияние в регионе Гедо с клановыми группировками, которые поддерживала соседняя Эфиопия. Эфиопские войска не раз предпринимали приграничные операции против баз АИАИ.
Решающий удар «Аль Итихад аль Исламия» был нанесен в августе 1996 года В ходе масштабной войсковой операции эфиопская армия разгромила все базы исламистов. Как позже утверждали в Аддис-Абебе, в штаб-квартире группировки в Луке были захвачены три грузовика с документами, подтверждающими связь «Аль Итихада» с «Аль Каидой». Однако опубликованы эти документы не были. Утверждалось также, что среди убитых и пленных было 26 человек несомалийского происхождения — пакистанцы, афганцы, арабы{257}.
На обломках АИАИ была создана другая организация «Джамаат аль Итисам БилльКитаб Ва Сунна» («Общество следования Корану и Сунне», которая, однако, уже не имела такого влияния. Бывшие члены АИАИ направили свои усилия в гуманитарную область — образование, юриспруденцию, здравоохранение, СМИ, социальные программы. Эфиопский политолог Медхан Тадессе утверждал, что «Аль Итихад аль Исламия» расставил своих людей на важные посты в бизнесе и политике{258}.
В связях с АИАИ обвиняли даже бывшего президента Сомали Абдикасима Салад Хасана.
И хотя АИАИ перестала существовать, из-за ее предполагаемой связи с «Аль Каидой», о ней, после взрыва американских посольств в Кении и Танзании в 1998 году, заговорили вновь.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.