Исламские суды

.

АИАИ, безусловно, стала примером для создателей первых исламских судов. Первый исламский суд был в 1993 году основан в Могадишо, в старом районе Медина членами отколовшейся от «Аль Итихад» группировки «Аль Ансар эс Сунна»{259}. На следующий год шейх Али Дере из клана абгал/хавийя создал подобные суды и в северном районе Могадишо, однако их жесткие меры наказания испугали местное население. Тем не менее, их успехи в обеспечении безопасности в разоренном войной городе оказались столь очевидными, что у военных лидеров («полевых командиров») традиционных клановых группировок стали возникать опасения относительно постепенной утраты их собственного влияния среди населения подконтрольных территорий. Не без участия полевых командиров исламские суды в северном Могадишо в 1998 году были распущены. Но на месте закрытых вскоре появлялись новые.


Уже упоминавшийся нами полковник Авэйс основал исламский суд Ифка Халане (суды обычно назывались по месту района действия) в западном Могадишо и еще один в порту Мерка. С этого момента исламские суды стали появляться один за другим. В 2000 году их лидеры создали Совет осуществления шариата (СОШ). Суды имели свои отряды милиции, свои тюрьмы, проводили совместные боевые операции.
Президент Сомали Абдикассим Салад Хасан и созданное им в 2000 году Переходное национальное правительство (ПНП) пытались инкорпорировать суды в воссоздаваемую юридическую систему, а «судейские», в свою очередь, пытались реализовать свои амбиции с помощью нового правительства. Это стало одной из причин обвинения ПНП в сотрудничестве с исламистами. В новом парламенте был очень высок процент бывших или действующих представителей различных исламских организаций.
В мае 2004 году СОШ был переформирован в Высший совет Союза исламских судов Сомали (ВСИСС), который возглавил бывший военный лидер АИАИ шейх Хасан Дахир Авейс. Председателем Союза стал бывший учитель шейх Шериф Шейх Ахмед.
К этому моменту наиболее значительным влиянием обладали суды Ифка Халане, Чиркола, Харарайле, Тоуфик. Они договорились создать совместную милицию из 400 бойцов и 19 «техничек»{260}. О последнем военном средстве следует сказать особо. «Техничка» — это своего рода механизированная тачанка новейшего времени. Типично сомалийское изобретение эпохи партизанской войны (1980 — начала 1990-х) различных повстанческих и оппозиционных военизированных группировок (ДФСС, СНД, ОСК), боровшихся против режима Сиада Барре. Чаще всего это джип с открытым кузовом, на котором установлен крупнокалиберный пулемет на турели, позволяющей вести огонь в любом направлении. Иногда базой для «техничек» служат также и грузовики, и в этом случае на них может устанавливаться уже небольшое безоткатное орудие. После падения Сиада Барре и начала в Сомали межклановых столкновений технички сделались основным огневым средством противоборствующих сомалийских группировок.
На деле сотрудничество и взаимодействие судов оставалось слабым. Однако избрание новым президентом страны Абдуллахи Юсуфа Ахмеда изменило ситуацию. Последовательный борец с исламистами и союзник Эфиопии, он стал прямой угрозой для ВСИСС. Его намерение пригласить в страну иностранных миротворцев, в том числе из Эфиопии, заставило суды сплотиться и начать действовать агрессивнее.
Вновь сформированное президентом Переходное федеральное правительство страны (ПФП) развернуло в стране информационную кампанию, утверждая, что исламские суды управляются людьми из бывшей «Аль Итихад аль Исламия», что во многом является правдой.
Лето 2005 года знаменовалось очередным поворотом в гражданской войне в Сомали. Исламские суды, до этого ограничивавшие свою военную деятельность только защитой подконтрольных им территорий, перешли к более агрессивной политике с целью распространения законов шариата на всю территорию Сомали.
При этом знаковым стало назначение командиром милиции самого мощного суда Ифка Халане Адена Хаши Фараха Айро — ученика и ставленника полковника Авэйса. Айро считался «продуктом “Аль Итихад”» и с 2003 года был известен как руководитель группировки «Шабаб» («Юность») — молодежного боевого крыла Союза исламских судов. Он — один из самых фанатичных сторонников джихада. В июле 2006 года 720 сомалийских добровольцев под его командованием участвовали в ливанской войне{261}.
В ноябре 2005 года отряды Айро предприняли в северных районах Могадишо рейды против кинотеатров, где демонстрировались западные и индийские фильмы, что спровоцировало новые вооруженные столкновения на улицах столицы.
Ввиду традиционных клановых противоречий президент Юсуф Ахмед, а также новые парламент и правительство так и не смогли договориться. Это оказалось невозможным уже потому, что все основные министерские портфели в правительстве были розданы лидерам различных клановых группировок. Властные структуры разделились на две фракции. В Могадишо осталась большая часть министров-клановых вождей, город Джоухар стал временной столицей президента и его сторонников.
Это противостояние работало на Союз исламских судов. С началом 2006 года они начали теснить и милицию клановых группировок. Соединенные Штаты в очередной раз поддержали сформированный в феврале союз клановых вождей — Альянс за восстановление мира и контртерроризм (АВМК).
Причины присоединения клановых вождей к Альянсу различны, но менее всего борьба с терроризмом. Одни видели в исламистах прямую угрозу своему влиянию, другие рассчитывали на получение иностранной помощи.
Исламские суды с помощью законов шариата отстроили в контролируемых ими районах действенную систему безопасности, чего лидеры группировок так и не смогли обеспечить (а скорее, не захотели). Их жесткие меры в борьбе с бандитами привлекали на их сторону все больше сомалийцев. Однако главным стало то, что эти суды сумели создать реальный союз, поскольку имели общую идеологию — шариат. Клановые военные вожди такой базы для объединения не имели, и поэтому, когда исламисты объявили им войну, не смогли создать единый фронт сопротивления.
В мае 2006 года началось сражение за Могадишо. Милиция исламистов была более сплоченной и мотивированной. Они умело использовали резервные отряды во время боев, что позволяло им вести боевые действия даже круглосуточно. В клановых отрядах же этого не было, там сражались все разом, и поэтому их бойцы быстро «выдыхались» и могли бросить поле боя. Впрочем, судебные отряды имели свои проблемы. У них не было централизованного командования, каждый отряд действовал автономно, что мешало носить удары крупными силами.
Перелом наступил 5 июня, после того как Каньяре Афрах (клан муросад/хавийя) вывел свою самую сильную группировку в полторы тысячи бойцов из столицы{262}. Лидеры клана абгал/хавийя Мусе Суди Ялахоу, Омар Финиш и Башир Раге продолжали удерживать свои территории, но они так и не смогли вдохновить своих людей на контрнаступление. Могадишо попал в руки исламистов. 14 июня 2006 года Джоухар (штаб-квартира президента и переходного правительства) был захвачен.
На занятых территориях создавались новые исламские суды. К августу было уже 24 суда в Могадишо и восемь за его пределами. От 50 до 200 бойцов в каждом отряде. До тысячи — в объединенном резерве{263}.
Политическая слабость правительства и разобщенность клановых лидеров привела их к военному поражению. К концу года под их контролем осталась только столица клана раханвейн Байдоа и территория вокруг. Однако все изменило вмешательство эфиопских войск.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.