Военная интервенция Кении

.

16 октября 2011 года вооруженные силы Кении пересекли сомалийско-кенийскую границу. Впервые войска этой страны вошли на территорию другого государства. Началась операция «Линда Нчи» (на суахили «Защити страну»), которая была согласована с Переходным федеральным правительством Сомали, а также с правительствами Эфиопии Уганды, США и Франции. Поводом была объявлена необходимость защиты от террористических атак «Аль Шабаб». Руководство Кении обвинило эту группировку в похищении четырех иностранных граждан, а также в организации серии взрывов в Найроби. Руководство «Аль Шабаб» все обвинения отвергло и объявило Кении войну.


В операции была задействована межвидовая группировка бригадного уровня — до четырех тысяч кенийских военнослужащих. 1-й пехотный батальон, 78-й танковый батальон на старых британских танках Vickers Mk. III, 77-й и 65-й артиллерийские дивизионы, 50-й вертолетной части аэромобильного батальона, эскадрилья легких многоцелевых истребителей Northrop F-5, сторожевые корабли и патрульные катера ВМС Кении{272}. Кенийские части поддерживали американские ударные беспилотники MQ9 Reaper. На море в рамках операции «Линда Нчи» действовали боевые корабли США и Франции, блокируя порт Кисмайо. Кроме того, войска Кении взаимодействовали с отрядами местных сомалийских группировок — противников «Аль Шабаб» — «Муаскар Рас Камбони» (МРК, на сомали Лагерь Рас Камбони) и «Ахлю аль-Сунна ва аль Джамаа». Их боевики (4-5 тысяч бойцов{273}) стали легкой пехотой кенийской группировки, командование которой сделало в боевой работе своих войск ставку в основном на артиллерийские и авиационные удары.
Рас Камбони был одним из самых больших тренировочных лагерей исламистов, им руководил известный полевой командир Шейх Хасан Абдуллахи Херси (он же Хасан аль Турки). Именно под Рас Камбони боевики Союза исламских судов дали последний бой эфиопским войскам в ходе декабрьской войны 2006 г. МРК входил в движение «Хизбул Ислам» и на паях с группировкой «Аль Шабаб» управлял портом Кисмайо. Война между «Аль Шабабом» и «Хизбул Исламом» привела к расколу в МРК, Хасан аль Турки остался с исламистами, новый лидер МРК Шейх Ахмед Мохаммед Ислам (он же Ахмед Мадобе) перешел на сторону правительства.
Умеренная исламистская группировка «Ахлю аль-Сунна ва аль-Джамаа» (лидер Шейх Мохаммед Шейх Хасан) объявила себя союзником правительства и начала боевые действия против боевиков «Аль Шабаб», после того как в конце 2008 года они провели серию арестов суфийских шейхов «Ахлю аль-Сунна ва альДжамаа» в Кисмайо. Милиция «Ахлю альСунна ва аль-Джамаа» вместе с отрядами, связанными с правительством, в январе 2009 года нанесли «Аль Шабаб» серьезные поражения в провинциях Галгудуд и Гедо{274}. Группировка сыграла значительную роль в сражении за Могадишо в 2011 году.
С началом кенийской интервенции войска Переходного правительства и миротворцы Африканского союза с севера начали оказывать сильное давление на позиции «Аль Шабаб», заставляя противника перебрасывать подкрепления, снимая их с южного «кенийского» направления. На востоке против исламистов активно действовали эфиопские войска, которые вернулись в Сомали в ноябре 2011 года, через два года после своего официального вывода с территории Сомали. К тому же кенийские войска наступали по нескольким направлениям, что заставило противника распылять силы. По сути, образовалось три фронта — две группы кенийских войск продвигались через Афмадоу и через Рас Камбони — Бараре вдоль побережья на порт Кисмайо, еще одна вошла на территорию Сомали восточнее в провинцию Гедо.
Тем не менее, за исключением разгрома нескольких тренировочных лагерей боевиков и уничтожения некоторого количества «техничек», коалиционные войска не смогли добиться серьезных успехов. Одна из главных промежуточных целей наступления — стратегически важный город Афмадоу, открывающий путь на крупнейший сомалийский порт Кисмайо — была взята лишь в мае 2012 года. Хотя Афмадоу находится всего лишь в 140 км от границы двух государств. Более того, этот в городе не исламистских отрядов вплоть до середины ноября 2011 года, они стали прибывать туда лишь позже.{275}
Причин столь медленного продвижения кенийцев несколько. Одна из них — умелая оборона отрядов «Аль Шабаб», которые организовывали на маршрутах движения кенийских колонн «беспокоящие» засады, в ходе которых небольшие группы исламистов атаковали в стиле «бей и беги», массированно применялись самодельные взрывные устройства (СВУ). Немаловажным фактором было отсутствие достаточного боевого опыта у давно не воевавшей армии Кении, как высшее командование, так и командиры тактического звена дружно демонстрировали потрясающую неуверенность в принятии решений.
Можно выделить и такую причину «пробуксовки» наступления кенийской армии, как слабая дорожная инфраструктура региона, временно уничтоженная проливными дождями (сезон дождей в этом регионе длится с октября по январь). Однако вряд ли это может служить оправданием для кенийского Генерального штаба, ведь сезон дождей — явление ожидаемое здесь из года в год. Скорее то, что интервенция началась в столь неподходящий момент, говорит об отсутствии серьезного планирования операции.
В итоге, осознав, что, действуя самостоятельно, добиться серьезного успеха невозможно, кенийское руководство в марте 2012 года приняло решение присоединиться к войскам АМИСОМ. Соглашение об этом было подписано в июне. Потери кенийских войск в ходе операции «Линда Нчи» — более 70 убитых и более 150 раненых, их сомалийские союзники потеряли убитыми 67 бойцов{276}. Исламисты потеряли 700 убитыми{277}, 61 боевик был взят в плен.{278}
Единственным по-настоящему крупным успехом армии Кении стала совместная с частями правительственной армии Сомали и отрядами группировки «Муаскар Рас Камбони» операция по взятию порта Кисмайо, который на тот момент после потери Могадишо оставался единственным стратегическим оплотом исламистов.
Союзные войска в ночь с 27 на 28 сентября 2012 года высадились с моря севернее Кисмайо. Их поддерживали семь боевых кораблей и катеров ВМС Кении{279}. По некоторым сообщениям, в операции участвовали «белые солдаты»{280}, что дало повод предположениям, что в боевых порядках кенийцев действовали американские инструкторы из сил специальных операций{281}. Сопротивление исламистов было не слишком активным, хотя в ходе первых столкновений в районе порта им удалось уничтожить два кенийских бронетранспортера{282}. 1 октября союзники вошли в центр Кисмайо.
После взятия Кисмайо ее лидер Ахмед Мадобе был избран президентом автономного государства Джубаленд, куда входят Средняя и Нижняя Джуба, а также Гедо. Кенийские войска весной 2014-го, после перераспределения секторов ответственности войск АМИСОМ, оставили порт Кисмайо, передав его под контроль миротворческого контингента из Сьерра-Леоне, но сохранив за собой зоны ответственности в провинциях Верхняя и Нижняя Джубы, где 3 апреля 2011 года было провозглашено автономное государство (в составе Сомали) Азания, президентом которого стал бывший министр обороны Сомали Мохаммед Абди «Ганди». Таким образом, не добившись решающего военного успеха в ходе операции «Линда Нчи» и боевых действий в составе АМИСОМ, Кения сумела выполнить политическую задачу, которая явно была ее основной причиной интервенции в Сомали — создание и поддержание буферного квази-государства на кенийскосомалийской границе с целью обеспечения безопасности северных районов страны. Однако атаки исламистов с территории Сомали кенийская интервенция лишь подстегнула, их кульминацией стало нападение на торговый центр Nakumatt Westgate Найроби в сентябре 2013 года.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.