Краковский поход

.

Пока к северу от Пилицы, в 1-й, 2-й и 5-й армиях Северо-Западного фронта разыгрывалось Лодзинское сражение, армии Юго-Западного фронта приступили к Ченстоховско-Краковской операции, с тем, чтобы по преодолении этих важнейших узлов сопротивления вторгнуться в Силезию совместно с армиями Северо-Западного фронта, как то указывала директива Ставки от 28 октября.


Штаб Юго-Западного фронта указал 4-й армии овладеть районом Ченстохова, а 9-й – обеспечить эту операцию на левом берегу Вислы в краковском направлении. Для действий против Кракова на правом берегу назначалась 3-я армия. 8-я армия занимала Карпатский фронт и обеспечивала Осадную армию под Перемышлем.
2 ноября началось наступление 4-й армии (Гренадерский, XVI, XVII, III Кавказские корпуса), сразу наткнувшейся на упорное сопротивление 5 германских дивизий Войерша и главных сил I австро-венгерской армии Данкля. Одновременно тронулась от Дунайца и 3-я армия (XXI, XI, IX и Х корпуса), тесня слабые заслоны IV австро-венгерской армии эрцгерцога Иосифа Фердинанда.
3-го числа в наступление перешла 9-я армия (XIV, Гвардейский, XXV и XVIII корпуса), нанеся удар по главным силам IV австро-венгерской армии, бывшим на левом берегу. Гвардия имела упорный бой у Янгрота.
Фельдмаршал Гинденбург и генерал Конрад решили не только не отступать, но и самим перейти в наступление. Лодзинское сражение должно было в ближайшие же дни закончиться разгромом русского Северо-Западного фронта, а прибывшая на левый берег Вислы из Карпат II армия генерала Бем Ермоли должна была дать союзникам внушительное численное превосходство. Ее решено было двинуть на Петроков, в разрыв между 5-й и 4-й армиями, в охват правого крыла этой последней. Одновременно усиленная I армия генерала Данкля должна была рвануть фронтально. В группу Войерша входили 35-я резервная пехотная, Гвардейская резервная дивизии и Сводный ландверный корпус, во II армию – 4-й и 12-й австро-венгерские корпуса, в I армию – 1-й, 5-й, 10-й, Сводный и 2-й корпуса, в IV армию – 6-й и 14-й корпуса на левом и 17-й на правом берегу Вислы.
4 и 5 ноября бои на ченстоховском направлении приняли тяжелый характер. 9-я армия и левый фланг 4-й должны были отойти. 6 ноября II армия генерала Бем Ермоли бросилась в охват правого фланга 4-й армии, но конница князя Туманова[207] и гренадеры задержали ее порыв. Одновременно сильным ударом армии Данкля удалось сбить XIV корпус и прорваться на стыке 4-й и 9-й армий.
Но стойкость наших войск сорвала неприятельский расчет. Мадьярские полки замерли на петроковском направлении. Под Петроков прибыла гвардейская конница генерала Гилленшмидта[208], и наше положение быстро окрепло. 7 ноября все атаки неприятеля были отбиты, и генерал Эверт решил покончить с охватом. В 9-й армии положение продолжало оставаться серьезным, и штаб Юго-Западного фронта предписал 3-й армии срочно переправить часть сил на левый берег Вислы на выручку генерала Лечицкого.
8 ноября гренадеры и конница князя Туманова нанесли 4-му австро-венгерскому корпусу поражение у Едльни. Трофеями в этом деле было 60 офицеров, 3500 пленных и 17 пулеметов. В 9-й армии гвардия ликвидировала прорыв Данкля в XIV корпусе, а головные части XXI армейского корпуса 3-й армии начали переправу через Вислу. Генерал Радко Дмитриев, выведя в резерв Х армейский корпус, направил его от Тарнова на левый берег вслед за частями XXI.
9 ноября правый фланг 4-й армии – Гренадерский и XVI корпуса – успешно наносили удары. В 9-й армии случилась небольшая неустойка, выправленная, однако, фланговым ударом перешедших Вислу авангардных частей XXI корпуса и 7-й кавалерийской дивизией. В делах 9 ноября у Цекаржева гренадерами захвачено еще 3000 пленных и 9 пулеметов. 4-му австро-венгерскому корпусу нанесено серьезное поражение. В 9-й армии гвардией взято 1600 пленных.
В то время как армии Эверта, Лечицкого и Радко Дмитриева справлялись с Войершем, Бем Ермоли, Данклем и эрцгерцогом, 8-я армия генерала Брусилова завязала в Карпатах Бескидское сражение с III австро-венгерской армией генерала Бореев ича и группой Пфланцер-Балтина.
Пока Юго-Западный фронт успешно решал свою задачу, на Северо-Западном фронте наступил кризис Лодзинского сражения, и генерал Рузский принял плачевное решение отступать. Генерал Иванов энергично протестовал против этого малодушного решения своего коллеги.
10 ноября 4-я и 9-я армии отразили неприятеля по всему фронту, а 3-я готовилась к энергичному удару по обоим берегам Вислы. 11 ноября особенно успешно действовал левый фланг 9-й армии – XVIII армейский корпус. У Циборовице XVIII корпусом взято было свыше 3000 пленных.
12 ноября началось наступление Радко Дмитриева на Краков. На левом берегу Вислы Х и XXI корпуса победоносно шли вперед, громя 14-й и 6-й австро-венгерские корпуса. На правом – XI и IX корпуса форсировали Рабу, отбросив 17-й и 11-й корпуса на краковские форты. 13-го победа была полной: Х и XXI корпуса имели крупный успех у Кошице, XI громил врага в Неполомицком лесу, а IX блестящим ударом овладел сильно укрепленной Бохнией – преддверием Кракова. У Кошице войсками переправившихся на левый берег Вислы 9-й, 31-й и 33-й пехотных дивизий было взято 13 ноября свыше 7000 пленных, 28 орудий и 20 пулеметов. 129-й пехотный Бессарабский полк взял знамя 31-го венгерского полка. Бохнию брала 5-я пехотная дивизия – герои Гривицкого редута – вологодцы, поддержанные костромцами. Могучий форт был взят с налета, причем захвачено 3000 пленных и 25 орудий. Разбитая IV австрийская армия была отброшена в Краков, и Радко Дмитриев решил доконать ее могучим ударом – с налета овладеть потрясенной уже неприятельской твердыней. Весь день 14-го шло преследование, а 15-го крылья нашей победы были подсечены.
Ставка согласилась с позорным решением генерала Рузского отступать. Она задержала победоносные полки 3-й армии под стенами Кракова. Не имея мужества лично принять полководческое решение. Верховный главнокомандующий созвал на 16-е совещание главнокомандующих в Седлеце (штаб Северо-Западного фронта).
Седлецкое совещание было печальной иллюстрацией положения сколько голов, столько умов. Генерал Рузский, в моральном отношении человек уже конченый, стоял за немедленное отступление. Генерал Иванов категорически возражал, требуя продолжать наступление. Великий князь так и не сумел принять какое-либо решение и положил Северо-Западному фронту отступать, Юго-Западному наступать. Этим соломоновым решением Действующая армия разводилась в противоположные направления. Порыв не терпит перерыва. Потеря времени смерти безвозвратной подобна. Приостановленное наступление Юго-Западного фронта уже не смогло возобновиться, и с 20 ноября ему самому пришлось отбиваться от перешедшего в наступление противника в тяжелом и вначале весьма неудачном сражении у Лимановы – Папанова…
Бескидское сражение 8-й армии было вспомогательным относительно главной Ченстоховско-Краковской – операции Юго-Западного фронта. Генерал Иванов указал генералу Брусилову атаковать на Змигрод – Дуклу и приковать к своему фронту возможно больше сил врага. Генерал Брусилов избрал объектом наиболее оборудованный и важный из карпатских перевалов – Лупковский. В операции приняли участие XII, VIII и XXIV армейские корпуса против главных сил III австро-венгерской армии – 3-го и 7-го корпусов.
6 ноября XII корпус взял Дуклу. В следующие дни сражение развивалось благоприятно, несмотря на упорное сопротивление, плохую погоду и трудную горную местность. Охватывая неприятеля с флангов XII и XXIV корпусами, нажимая с фронта VIII, Брусилов вытеснил армию Бороевича с Бескид. 10 ноября XXIV корпус овладел Лупковским перевалом. 8-я армия стала спускаться в Венгерскую равнину. VIII корпус занял Мезо Лаборч, XXIV – Гуменное, но дальнейшее развитие успеха было остановлено штабом фронта по распоряжению Ставки. Трофеями Бескидского сражения было до 12000 пленных и 10 орудий.
Наиболее яркий эпизод – лихое дело 189-го пехотного Измаильского полка при Такошанах у Лупковского перевала, когда горсть смельчаков охотников во главе с начальником 48-й пехотной дивизии генералом Корниловым в ночь на 10 ноября опрокинула 2 полка и взяла 1200 пленных с генералом. Этот последний, увидя малочисленность русского отряда и пораженный яростью атаки, заплакал в отчаянии и воскликнул: Корнилов – не человек, а стихия! Дивизия Корнилова спустилась в Венгрию по собственной инициативе и захватила Гуменное (что не было предусмотрено генералом Брусиловым), но, неподдержанная, должна была отойти от Гуменного назад в Карпаты с потерей 2000 человек и 6 орудий.
* * *
Так было сорвано наше наступление в сердце Германии. Генерал Рузский, на немощные плечи которого была возложена эта грандиозная задача, с нею не справился. Не сумев ничего организовать, не желая ничего предвидеть, ни даже видеть совершившееся, он сделал все от него зависившее для осуществления неслыханной катастрофы. Катастрофы этой не произошло благодаря стойкости войск и энергии штаба 5-й армии, возглавлявшейся мужественным Плеве. Тактический позор Лодзи – позор Брезин – выправлялся крупным стратегическим успехом. Германская армия ретировалась из-под Лодзи растерзанной. С рылом в крови, сказал бы Кутузов. Армиям Северо-Западного фронта оставалось преследовать ее и даже просто следовать за ней, дав тем временем возможность Юго-Западному фронту нанести решительный удар австро-венгерским армиям у Кракова. Но генерал Рузский не желал видеть этих выгод[209]. Растерявшийся, деморализованный, он все свои помыслы обратил на отступление – отступление сейчас же и во что бы то ни стало. Рузскому удалось навязать свои взгляды стратегически пустопорожнему месту, именовавшемуся Ставкой Верховного главнокомандующего, – и Ставка целиком пошла по плачевному камертону штаба Северо-Западного фронта. Всю свою вину генерал Рузский свалил на подчиненных. По его настоянию, в 1-й армии генерал Ренненкампф был заменен командиром V армейского корпуса генералом Литвиновым, а во 2-й армии генерала Шейдемана заменил командир XX армейского корпуса генерал Смирнов (генерал Шейдеман впоследствии принял I Туркестанский корпус, карьера же генерала Ренненкампфа, столь много обещавшего в Китае, закончилась навсегда).
Встревоженное поражениями австро-венгров и своими собственными неудачами у Варшавы и Ивангорода, германское командование перебросило в период лодзинских боев с Западного фронта на Восточный четыре корпуса – 2-й и 13-й армейские, 3-й и 24-й резервные и почти всю свою конницу – корпуса фон дер Марвица[210], Рихтгофена[211] и фон Голлена[212] – 7 дивизий. Все эти войска первоначально были направлены на левый берег Вислы, в IX армию за исключением 24-го резервного корпуса, брошенного под Краков на выручку австрийцев. С прибытием этих сил открылась зимняя кампания. Мы не пожелали воспользоваться преимуществами инициативы – ими воспользовался противник.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.