Штурм Карпат

.

Мысль о вторжении в Венгрию через Карпаты зародилась в штабе Юго-Западного фронта еще в декабре 1914 года. Идея принадлежала генералу Иванову, находившему, что раз наши армии ввязались в Карпаты, то лучше спустить их с гор вперед, чем назад. Генерал Алексеев, человек более широкого ума, вначале противился этой авантюре. предпочитая решение стратегическое: удар по левому берегу Вислы в ченстоховско-краковском направлении. По полному своему безволию он, однако, не сумел настоять на этом и мало-помалу целиком усвоил закарпатскую точку зрения.


В начале января противник значительно усилил свой Карпатский фронт переброской группы Марвица, II австро-венгерской армии и образованием Южной армии Линзингена, и нашей 8-й армии генерала Брусилова пришлось выдержать чрезвычайно упорное оборонительное сражение, которое мы можем назвать Первой Карпатской битвой.
7 января II австро-венгерская. Южная германская и VII австро-венгерская армии атаковали нашу 8-ю армию. Яростные атаки Бем Ермоли были отражены нашими XII и VIII армейскими корпусами, к которым присоединился и XXIV. Прорыв Линзингена на Стрый был остановлен 78-й пехотной дивизией генерала Альфтана и VII армейским корпусом генерала Экка. Однако на нашем левом фланге Пфланцер-Балтин стал нажимать на XXX корпус, постепенно вытесняя его из Буковины.
12 января неприятельское наступление было остановлено, и наши XXIV, XII и VIII корпуса перешли в контрнаступление по пояс в снегу. Упорнейшие бои в направлении на Бартфельд и Мезо Лаборч шли весь январь, и 23-го Мезо Лаборч был взят VIII армейским корпусом. В боях 15 и 16. января 48-я пехотная дивизия генерала Корнилова овладела перевалом Черемша, взяв 3000 пленных и 6 пулеметов. 23 и 24 января у Мезо Лаборча VIII корпус захватил 108 офицеров, 6000 нижних чинов, 2 орудия и 16 пулеметов. 26 января XII корпус вновь овладел Лупковским перевалом, взяв 69 офицеров, 5200 нижних чинов и 18 пулеметов.
Прибывший с Северо-Западного фронта XXII армейский корпус был двинут на стрыйское направление и занял для упорной обороны ключ Лесистых Карпат Козювку (высота 992), ставшую его Голгофой. И в продолжение десяти недель вся ярость Южной германской армии Линзингена разбивалась о железную грудь финляндских стрелков. Неудовлетворительно обстояли дела только на крайнем левом фланге карпатского расположения, где XXX корпус должен был оставить 31 января Черновицы, эвакуировать Буковину и отойти левым своим крылом к бессарабской границе.
23 января, как мы видели, генерал Иванов ездил в Ставку, представил там свой проект похода в Венгрию и получил согласие Верховного и обещание подкреплений. Начавшееся германское наступление на Гродно и Прасныш отвлекло все внимание Ставки и поглотило все ее резервы, так что Юго-Западному фронту пришлось рассчитывать только на себя. Генерал Иванов усилил свою ударную 8-ю армию, переведя под Стрый XVII корпус из 9-й армии и дальше на Турку – XI корпус из 3-й армии. Наступление 8-й армии развивалось медленно, но неизменно успешно до первых чисел февраля. Трофеями Первого Карпатского сражения с 7 января по 7 февраля были 691 офицер, 47640 нижних чинов, 17 орудий и 119 пулеметов. Вообще же 8-й армией с начала военных действий по февраль было взято 2600 офицеров, 186000 нижних чинов при 250 орудиях.
* * *
10 февраля, когда кризис у Гродно миновал, Ставка предписала перебросить на крайний левый фланг Юго-Западного фронта управление 9-й армии с XVIII армейским корпусом и сформировать на Днестре и Заднестровье новую 9-ю армию из XI, XVIII и XXX армейских корпусов. Дело в том, что Вуковинский театр, стратегически второстепенный, играл важнейшую политическую роль, примыкая к нейтральной Румынии. Успехи наши либо неудачи здесь повышали или понижали престиж России на Балканах. Все это надо иметь в виду, если и не для оправдания, то, во всяком случае, для уразумения психологии Ставки и Юго-Западного фронта, из-за Залещиков проглядевших Горлицу.
Большая часть февраля прошла в подготовке наступления на Венгрию и в упорных боях местного значения, не прекращавшихся у Козювки ни на один день. XXIV и XII корпуса были переданы в 3-ю армию, которой наступать надлежало на Кошицы – Эпериеш. В 8-й армии остались VIII, VII и XXII армейские корпуса, к которым затем присоединился XVII армейский корпус.
Тем временем генерал Конрад решил двинуться на выручку армии генерала Кусманека[225], погибавшей в Перемышле. Неприятельские силы против наших 3-й, 8-й и 9-й армий (33 дивизии) были доведены до 56 дивизий.
20 февраля 9 австро-германских дивизий обрушились на наш VIII корпус генерала Вл. Драгомирова. После Лимановского сражения генерал Брусилов отрешил командира VIII корпуса генерала Орлова, дезорганизовавшего управление корпусом. Это тот самый Орлов, что заблудился в гаоляне, человек способный, но на редкость неудачливый и нелюбимый войсками. 5 других дивизий яростно атаковали VII корпус и еще 5 набросились на XXII. Так началось сражение у Балигрода – Лиски, или Вторая Карпатская битва II австро-венгерской армии генерала Бем Ермоли и Южной германской армии генерала Линзингена с 8-й армией генерала Брусилова.
Тяжелые и славные дни, где 8 русских дивизий, брошенные на произвол судьбы штабом фронта (Брусилов выкрутится!), отразили и поразили 19 отборных австро-германских, нанеся им громадный урон и прикрыв своей грудью Перемышль и Галицию. Наступление Конрада было сорвано, и армия Кусманека предоставлена собственной судьбе. Потери австро-германцев превысили 100000 убитыми и ранеными, 4-й австро-венгерский корпус лег буквально до последнего человека. Трофеями 8-й армии, кроме того, было 450 офицеров, 30000 человек пленных, 10 орудий и 100 пулеметов. Наш урон – свыше 50000 человек.
1 марта генерал Иванов отдал директиву 3-й армии наступать на Гуменное, 8-й – на Ужок, 9-й – на Мармарош – Сигет и Хуст. Наступление было назначено на 7 марта, но смогло быть выполнено лишь 3-й и 8-й армиями, 9-я армия еще не закончила своего сосредоточения.
С 6 марта на фронте армий Радко Дмитриева и Брусилова начались упорные бои. Шаг за шагом, день за днем теснили они армии фон дер Марвица, Бороевича и Линзингена, захватывали высоту за высотой, перевал за перевалом, опрокидывали врага неистовыми ночными атаками, втаскивали руками на кручи превосходные финляндские и сибирские горные батареи, отбивали яростные контратаки. Такова была Третья Карпатская битва. 11 марта ночной атакой XXIV армейский корпус прорвал фронт III австро-венгерской армии и овладел главным хребтом Бескид. Особенно памятны дела 48-й пехотной дивизии у высоты 650, прозванной австрийцами малым Перемышлем.
Пока 3-я и 8-я армии решительно штурмовали Карпаты, в тылу их Блокадная армия отразила 5 марта яростную вылазку перемышльского гарнизона. Стало ясно, что это последние судороги крепости. Истощив все средства обороны, генерал Кусманек взорвал свои верки, уничтожил боевые припасы и утром 9 марта сдался со своей армией в 125000 человек при 1050 орудиях генералу Селиванову[226]. В бою 5 марта нанесено полное поражение полевым войскам перемышльской армии и взято 107 офицеров, до 4000 нижних чинов и 16 пулеметов. По капитуляции сдались 9 генералов, 2300 офицеров и 122 800 нижних чинов. Офицерам оставлено оружие, отобранное, однако, впоследствии, когда летом стали известны зверства врага над нашими ранеными. Русским комендантом был на первых порах назначен уже известный нам генерал Артамонов, которого заменил затем генерал Дельвиг.
Падение Перемышля обрадовало всю Россию и позволило усилить Карпатский фронт, направив XXVIII корпус в 8-ю и XXIX – в 3-ю армии. Блокадная армия была расформирована.
На левом нашем фланге – в новообразованной 9-й армии – положение стало напряженным. XI корпус ввязался в карпатские бои, XVIII собирался на Днестре, XXX был расстроен и отброшен за Днестр. А Пфланцер между тем напирал, введя в дело 8 дивизий. Вытеснив XXX корпус из Буковины, он бросил две дивизии венгерского гонведа на Хотин, в Бессарабию – в охват левого фланга 9-й армии и всего Юго-Западного фронта.
Положение здесь было спасено славной русской конницей. Кавалерия Юго-Западного фронта, которой нечего было делать в горах, сосредоточилась в двух массах; на Дунайце – на правом фланге 3-й армии и на Днестре – на левом фланге 9-й. В этом последнем районе было в первых числах марта образовано два конных корпуса: II – генерала Каледина у Залещиков и III – графа Келлера у Хотина. I конный корпус генерала Орановского[227] был сформирован на Северо-Западном фронте.
II конный корпус состоял из 12-й кавалерийской дивизии и Кавказской туземной (именовавшейся в просторечии Дикой), Эта последняя в составе 6 полков 4-го эскадронного состава была образована при объявлении войны, вобрав в себя самые воинственные элементы горских племен. Кавказ был этим избавлен от горючего материала, и восстание, наподобие случившегося в 1877 году, не могло повториться. Назначение начальником дивизии великого князя Михаила Александровича, брата Белого Падишаха, льстило самолюбию кавказских народов. Во II конный корпус впоследствии поступила и 9-я кавалерийская дивизия, входившая в состав Блокадной армии. III конный корпус состоял из 10-й кавалерийской дивизии, 1-й Донской и Терской, к которым присоединилась Варшавская гвардейская кавалерийская бригада.
Обходившая левый фланг Юго-Западного фронта неприятельская группа была в ночь на 17 марта стремительно атакована графом Келлером и разгромлена под стенами Хотина. Под Хотином особенно блестяще действовала 10-я кавалерийская дивизия, в частности ингерманландские гусары. Было взято 33 офицера и 2100 нижних чинов. Наголову разбита 42-я венгерская пехотная дивизия. Неприятель отброшен в Буковину. В деле 18 марта II конного корпуса 12-я кавалерийская дивизия взяла 21 офицера, 1000 нижних чинов и 8 пулеметов. В то же время – 18 марта – перешел в наступление и III конный корпус у Замуши. 120 эскадронов и сотен, развернувшись на левом фланге 9-й армии, геройской работой как в пешем, так, главным образом, в конном строю, парировали обход войск Пфланцера и вывели свою армию из очень тяжелого положения.
Штаб Юго-Западного фронта еще 12 марта предписал 8-й армии прорвать центр неприятельского расположения от Ужка до Турки и выйти в тыл австро-германцам, оперировавшим против 9-й армии. Операция обеспечивалась левофланговыми корпусами 3-й армии – XXIV, XII и XXIX, прочно укрепившимися в Бескидах.
Наступление 8-й армии началось в ночь на 16 марта. Генерал Брусилов нанес удар правым флангом – VIII, XXVIII и XVII корпусами, наголову разбившими в четырехдневных боях с 16 по 19 марта на Лубненских высотах II австро-венгерскую армию, в то время, как VII и XXII корпуса отражали Южную германскую армию. В боях на Лубненских высотах 16–19 марта взято 12 500 пленных и 5 орудий. 20 марта в контрнаступление перешла III австро-венгерская армия и Бескидский корпус фон дер Марвица, но это контрнаступление было в последующие дни сломлено ударной группой 8-й армии и левофланговой группой 3-й армии.
30 марта Карпаты были форсированы. Их постигла участь Альп, Кавказа и Балкан. Блистательный подвиг был совершен – и наши георгиевские рожки победно перекликались с горными орлами в снежных облаках.
Пройдя за четырнадцать дней 20 верст беспрерывным штурмом, геройские корпуса 3-й и 8-й армий спускались победно с Карпат. Они стояли уже на территории Венгрии, но на искони русской земле – на земле Карпатской Руси. Здесь их застал приказ остановиться и перейти к обороне. Трофеями Третьей Карпатской битвы было 900 офицеров, 70000 нижних чинов, 30 орудий и 200 пулеметов с 6 по 30 марта.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.