Гражданская война в Джибути Причины конфликта

.

Дестабилизация ситуации в Республике Джибути и начало внутреннего вооруженного конфликта в стране стали прямым последствием общего ухудшения ситуации на Африканском Роге после окончания «холодной войны» и ухода из региона великих держав. Но, безусловно, основным катализатором послужила гражданская война в соседней Сомали. Противоречия двух народов, населяющих Джибути — афаров и сомали, — достигли критической точки. Большая часть сомали (около 40% населения страны) принадлежит к клану исса кланового союза дир, еще примерно 7% представляют клан гадабурси (также дир) и кланы кланового союза исаак.


Афары (35% населения) ведут свой род от арабских эмигрантов, прибывших сюда в третьем веке. По-амхарски этот народ зовется адал, по-арабски — денакил. Слово «денакил» афары используют как самоназвание. Их язык сахо, так же как и сомали, относится к восточно-кушитской ветви афро-азиатской (бывшей хамито-семитской) языковой семьи. Как и сомали, афары, по большей части, кочевники или потомки кочевников, что сформировало типичные черты характера этого народа — гордость и индивидуализм.
Традиционная структура афарского общества в многом схожа с сомалийским. Она основана на родственных группах, возглавляемых вождями, где старшинство передается по мужской линии. Эти группы объединяются в племена, но действуют вместе только в случае вражды с соседним племенем. Существует также некое классовое разделение на асаймара (красные люди) и адоймара (белые люди), что соответственно означает землевладельцев и, более низких по статусу, фермеров-арендаторов{107}. Традиционные методы разрешения конфликтов, такие как кровная месть и компенсация за преступление, между родовыми группами и племенами также характерны для афар. Афары, как и сомали, мусульмане, однако чуть менее ортодоксальные, в их каноне присутствуют элементы ранней кушитской религии{108}.
Противоречия между двумя самыми большими общинами французской колонии Французский Берег Сомали, по понятным причинам, не носили острый политический характер в период колониального правления. После предоставления Джибути статуса «заморской территории» в 1956 году борьба за независимость страны усилилась. Лидерами выступали представители исса, создавшие Демократический союз Сомали (ДСС). На референдуме 1958 года по статусу ФБС большинство исса (тогда 25% населения) проголосовали за независимость{109}. Показательно, что статус «заморской территории» был одобрен большинством голосовавших, то есть большинством афаров. Но создание Сомалийской республики в 1960 году вызвало сильнейшую политическую активность в ФБС. Лидеры афар, исса и других общин сомали подписали в городе Арта так называемые «Артинские соглашения», выступая за широкую автономию в рамках Французской республики. Но главное, в Могадишо представители ДСС создали Фронт освобождения Берега Сомали, выступивший за объединение ФБС и Сомали. Одновременно афары сформировали свою организацию Движение за освобождение Джибути (ДОД), ориентированное на связанную с Эфиопией автономию. И в дальнейшей антиколониальной борьбе если исса выступали за независимость, то афары — только за автономию внутри Французского сообщества.
На референдуме 19 марта 1967 года афары вновь подтвердили эту позицию, поддержав новый статус ФБС — «ассоциированная заморская территория» Франции. В томе же году страна стала называться Французская территория афаров и исса (ФТАИ). Новый орган местного самоуправления возглавил лидер профранцузского Демократического союза афаров Али Ареф. Именно он позже выступил с программной идеей создания «Великого Данакил» из афарских территорий в Джибути и Эфиопии. Интересно, что в 1972 году Хасан Гулед Аптидон и Ахмед Дини Ахмед, два главных антипода гражданской войны, создали межэтническую (афар и исса) Африканскую народную лигу за независимость. Лига на время нивелировала различность точек зрения на будущее страны в двух общинах. И именно Аптидон был избран председателем Правительственного совета 13 мая 1977 года, после референдума, на котором 98% джибутийцев отдали свои голоса за независимость{110}. 27 июня 1977 года Французская Территория афаров и исса получила независимость, и Аптидон занял президентское кресло. Правительство возглавил Ахмед Дини Ахмед. В стране осталась французская военная база (3400 военнослужащих, включая 800 бойцов 13-й полубригады Иностранного легиона{111}), ставшая главным гарантом стабильности новой республики.
С этого момента противоречия между афарами и исса начали нарастать. Афары, всегда более лояльные к французским властям, ранее находились на ключевых постах в колонии. Теперь же ситуация изменилась с точностью до наоборот. Во главе государства во всех сферах оказались исса.
Первый премьер-министр Ахмед Дини Ахмед через полгода после вступления в должность ушел со своего поста, открыто заявив о «трайбалистских репрессиях»{112} со стороны остального руководства страны. С этого момента лидеры афаров постоянно декларировали то, что их народ совсем не представлен в управленческих и армейских структурах. Дело осложнилось еще и тем, что после эфиопско-сомалийской войны 1977—1978 годов, в Джибути из Огадена прибыло около ста тысяч беженцев-сомали, что резко изменило демографическую ситуацию. В течение полутора лет сменилось три правительства, но в итоге самим Аптидоном был выработан компромиссный подход — при президенте исса премьер-министр — афар. В кабинете министром отныне обе национальности должны быть представлены примерно поровну.
Но дальнейшие меры президента Аптидона по укреплению своей власти никак не способствовали успокоению страстей. Закон «О национальной мобилизации» 1981 года запретил все партии, кроме президентской — Народное объединение за прогресс. С этого момента три оппозиционные афарские партии Национальный союз за независимость, Джибутийская народная партия, Демократический фронт за освобождение Джибути оказались в подполье. Естественно, что они выступили против президентских выборов 1981 года, когда Х.Г. Аптидон победил на безальтернативной основе. Но в целом, не смотря на периодические аресты оппозиционеров, до конца 80-х обстановка в стране оставалась достаточно спокойной. Общее ухудшение экономической ситуации к 1990 году вызвало резкий рост недовольства не только среди афаров, но и исса и других сомалийских кланов.
На фоне экономического кризиса, окончательно ситуация начала ухудшаться после президентских выборов 26 ноября 1990 года, на которых очередной раз был переизбран Хасан Гулед Аптидон. Произведенные им перестановки в правительстве обострили, прежде всего, взаимоотношения между кланами сомали и, опосредованно, между сомали и афарами. Сам президент происходил из подклана манасан клана исса и старался двигать по карьерной лестнице своих родственников из мамасан, что, естественно, вызывало недовольство других подкланов. Например, министр финансов Мохаммед Джама Элабе из подклана фурлабе/исса был передвинут на пост министра здравоохранения. Министр ратовал в июле 1990 года на переговорах с французской делегацией в ходе подписания нового договора о сотрудничестве за выполнение главного требования французов о введении жесткого бюджетного контроля и режима экономии во всех областях и вступил из-за этого в конфликт с президентом. Вынужденный теперь радикально реформировать здравоохранение Мохаммед Элабе быстро вызвал недовольство врачей столицы Джибути, большинство которых были афары. Министр образования Сулейман Фарах (гадабурси) стал министром гражданских работ, что вызвало недовольство его клана. В то же время министром финансов стал двоюродный брат жены президента Муса Бурале Робле.
Занятие подкланом манасан ключевых постов раскачало всегда традиционно, как всех для сомалийцев, некрепкую сплоченность кланов исса. С другой стороны, лидеры гадабурси выступили резко против помощи, которую правительство оказывало Сомалийскому национальному движению Сомалиленда, что на этническом уровне означало помощь исса Джибути со стороны исса Сомалиленда. Создание Союза демократических движений, который объединил различные мелкие группировки гадабурси и афаров, не смог стать достаточно сильной организацией. Гадабурси имели также свою политическую организацию — Демократический союз Джибути. В самом Джибути афары группировались вокруг трех главных лидеров Али Арефа, Ахмеда Дини Ахмеда и Абдуллы Камеля, также бывшего премьер-министра.
Открытое недовольство властью вызвало ответные репрессии, в основном среди афаров. Это заставило их, в итоге, взяться за оружие.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.